Неизвестные люди: эксперты о новом Кабмине

0
12


Отставка Кабинета министров Алексея Гончарука, утверждение нового премьера Дениса Шмыгаляи нового, а точнее, кардинально обновленного состава правительства, хоть и обсуждались достаточно давно, все же стали в определенной мере неожиданностью. Кандидатуры на те или иные министерские должности стали известны лишь накануне. Некоторые из тех, кому предлагали войти в обновленный Кабмин (или кому прочили такое предложение), в итоге отказались от должности. О других же известно слишком мало даже в узких экспертных кругах, пишет segodnya.ua
Владимир Фесенко, политолог:

«Самое главное, что надо понимать: состав Кабмина – это отображение новой установки Зеленского. Летом прошлого года, когда формировался депутатский корпус, затем состав нового правительства, установка Зеленского была такая же, как и на выборах: нужны новые лица, максимальное персональное обновление, должны прийти новые люди.

Но Зеленский очень чутко реагирует на настроения электората. Меняется настроение избирателей – меняется настроение самого президента. И когда возникло разочарование, недовольство работой правительства у народа, возникло и нарастало оно и у Зеленского.

Президент еще с конца прошлого года укрепился в мысли, что нужно усиливать работу исполнительной власти. Ну не тянет это правительство! Он дал Гончаруку шанс, но события февраля показали, что необходима серьезная перезагрузка правительства.

Новое правительство – сплав молодости и опыта. Новый премьер – Денис Шмыгаль – старше Гончарука, но еще достаточно молод. И он более опытен, чем Гончарук. Конечно, опыт работы Шмыгаля на таком высоком уровне мал – он проработал всего месяц вице-премьером. В любом случае опыт у Шмыгаля есть. На среднем управленческом уровне, но есть. Он понимает, как государственная машина работает на практике, в отличие от Гончарука, который был «оторван от земли». Шмыгаль не только более опытен, но и более прагматичен. Думаю, он также будет более осторожным и консервативным премьером. Но роль премьера остается прежней: это должен быть надежный исполнитель. Именно исполнитель, а не самостоятельная фигура.

По кандидатурам: мы видим тот же баланс молодости и опыта. Есть люди, которые уже работали в правительстве и имели очень хорошую репутацию. Есть молодые люди, у которых нет опыта работы на высоких должностях и которым еще предстоит себя проявить.

К примеру, министр финансов Игорь Уманский – это оптимальное назначение. Он, правда, работал и.о. министра финансов, но в очень сложное время. И имеет очень хорошую репутацию в финансовых кругах. Думаю, его кандидатура не вызовет вопросов и у наших западных партнеров.

Кто-то остался, но на новой должности, с расширением функционала. Кстати, остались люди, связанные с Гончаруком. Тот же министр юстиции Денис Малюська, инфраструктуры – Владислав Криклий. То есть тут вопрос в оценках эффективности работы. Те министры, которые, по мнению президента, работали эффективно, продолжат работать.

Обратил бы внимание на назначение нового министра обороны. Таран – бывший военный, генерал. Но, что очень важно, он работал в Специальном центре по контролю и координации прекращения огня. И этот опыт работы очень важен. Задача министра обороны будет заключаться в более активном участии в процессе мирного урегулирования конфликта на Донбассе. Задача номер один сейчас – механизм надежного прекращения огня. Как этого добиться, у Тарана, думаю, понимание есть. А каким он будет в целом министром – не скажу. Надо будет наблюдать.

Теперь о перспективах обновленного правительства. Как мы уже убедились по правительству Гончарука, утвержденная программа Кабмина – не индульгенция. Зеленский достаточно нетерпелив, он требует результатов «на сейчас». И, если результатов нет, он долго ждать не будет. Тем не менее, думаю, у правительства есть запас времени. Минимум полгода. Возможно – до конца года. Два фактора, которые будут влиять на его перспективу. Первый – оценка эффективности работы правительства президентом. Как в случае с Гончаруком. Зеленский дает примерно полгода, затем начинает оценивать. Второй фактор – надвигающийся экономический кризис. Если он нас накроет очень сильно, то тогда это правительство будет обречено. Его придется сбросить чисто тактически и сформировать антикризисное правительство. Поэтому от того, насколько сильным будет глобальный экономический кризис, насколько сильно он нас накроет, будет зависеть и судьба этого правительства».

Виталий Бала, политолог:

«Новое правительство не может стать центром принятия решений. Хотя бы по той простой причине, что премьер-министр не является политическим «тяжеловесом». Если бы кто-то из тех кандидатур, которые обсуждались в последнее время – или Тигипко, или Хорошковский, или Аваков – были назначены, тогда другой вопрос.

Сейчас важно увидеть предложения или программу действий правительства. Нужно понимать, что намерено делать это правительство, какие задачи будет решать и каким способом. Поскольку, если меняется так кардинально кадровый состав правительства, то мы понимаем, что новый состав подбирается под решение определенных задач. Каковы эти задачи, мы пока не понимаем.

Да, среди назначенных министров есть достаточно неплохие профессионалы, имеющие заслуги в прошлом. Тот же министр финансов Уманский, министр здравоохранения Илья Емец – профессиональные, компетентные люди в своей сфере. Дмитрий Кулеба – абсолютно не худший вариант, он может стать хорошим министром иностранных дел. Но смогут ли они показать результат в текущих условиях, отстоять свое мнение и сказать «нет» Офису президента и даже самому президенту, когда это нужно будет сказать – вопрос.

К сожалению, прошлое правительство превратилось в подразделение Офиса президента. Глава правительства, по идее, должен разговаривать, консультироваться лишь с президентом, спикером парламента. Но когда в работу правительства вмешиваются руководители Офиса, заместители, начальники управлений и т.д.– это становится проблемой».

Алексей Гарань, политолог, профессор Киево-Могилянской Академии:

«Кандидатура Шмыгаля – это лучше, чем кандидатуры Тигипко или Хорошковского. Потому что даже факт обсуждения их кандидатур полностью перечеркивал предвыборные обещания Зеленского.

В целом впечатление: все эти назначения производятся, как говорится, «с колес», правительство сформировано достаточно хаотично, его состав довольно пестр. Я не исключаю, что целый ряд новых министров окажутся лучше, чем их предшественники. Но сам процесс формирования, повторюсь, достаточно хаотичен и бессистемен. В этом плане показательно разделение министерств. Сначала мы создаем министерства-монстры, типа Министерства развития экономики, торговли и сельского хозяйства, Министерство культуры и спорта. А затем говорим, что надо их разделять. Зачем нужно было объединять Министерство ветеранов и Министерство оккупированных территорий, чтобы меньше, чем через полгода, возвращаться к предыдущему варианту?

Второй момент: по-хорошему, кандидаты на пост премьера, на должности министров должны были бы встретиться со всеми фракциями парламента. Чтобы, как минимум, показать, что они хотят заручиться поддержкой всех фракций, рассказать о своем видении проблем в конкретной сфере и путей их разрешения. Но этого не произошло».

Алексей Кошель, политолог, глава Комитета избирателей Украины:
«Я вижу несколько ключевых проблем, которые в итоге и привели к отставке правительства Гончарука. Первая проблема: парламент в целом и монобольшинство в частности не поддерживали наработки Кабмина. Что, вообще-то, нонсенс, поскольку парламент утверждал это правительство, утверждал его программу, а потому должен был понимать, что намерен делать Кабмин, чтобы ее реализовать. Однако, по данным Комитета избирателей, за шесть месяцев работы Верховная Рада поддержала около 20% правительственных законопроектов. Это не просто мало, это катастрофически мало. В условиях парламентско-президентской республики, и тем более при существующем монобольшинстве, этот показатель должен был быть на уровне 70-80%. Для примера, правительство Яценюка и правительство Гройсмана имели, как минимум, на треть большую поддержку своих проектов. При том, что договариваться с парламентом было еще сложнее.

Вторая проблема – правительство не было самостоятельным в разработке стратегии, планировании своей работы. Плюс Гончарук как премьер не имел возможности формировать свою команду.

Так вот, смена правительства эти глубинные проблемы, понятно, не решила. Я имею глубокие сомнения, что новый премьер имел влияние на подбор кадров в своем правительстве. Второй момент: непонятны подходы при подборе, критерии, по которым те или иные люди подбирались на должности. А непонятны они потому, что неясны задачи, которые новые министры призваны решать. Я не думаю, что в том числе проголосовавшим за новое правительство парламентариям понятно, с чем пришло это правительство, какую стратегию имеет тот или иной министр. А значит, рано или поздно возникнет проблема с поддержкой законопроектов, ухудшится коммуникация правительства и парламента. В общем, старые проблемы остались. И будут влиять на работу нового Кабмина, на результаты точно так же, как они влияли на работу Кабмина Гончарука. И, я думаю, это правительство обречено повторить судьбу правительства Гончарука.

Правда, много неясного остается в фигуре нового премьера. У него был опыт управления предприятием, опыт работы в исполнительной власти. В том числе очень непродолжительное время на должности губернатора и еще менее продолжительное – на должности вице-премьера. Но вот хватит ли этого управленческого опыта, чтобы руководить правительством, тем более в такой сложной ситуации, в которой пребывает страна? Если ему хватит мудрости, он возьмет себе опытных советников и может восполнить пробелы в практическом опыте, прислушиваясь к их советам».

Максим Джигун, политолог:
«Мы увидели, что министры, которых сменили, – это наиболее контраверсийные представители правительства Гончарука. Те, чьи действия вызвали наибольшую критику и раздражение в обществе. Та же Зоряна Скалецкая вызвала шквал критики, поскольку, как считал народ, не справилась с наибольшим вызовом – коронавирусом. А главное, коммуникация ее с обществом была абсолютно неубедительной. Потому очевидно, что одной из задач смены правительства была нейтрализация негатива, который окружал правительство, точнее, ряд его членов, и начал распространяться на власть в целом, в том числе на президента Зеленского.

Обществу посылается месседж, что власть учится, власть видит свои ошибки и исправляет их, власть обновляется. Но, по моему глубокому убеждению, этот шаг будет иметь какой-то позитивный эффект лишь на короткое время. Восстановить тот рейтинг, который имели и президент, и правительство осенью прошлого года, считаю, невозможно.

Что касается обновленного правительства, то про большинство новых лиц в Кабмине пока сказать ничего нельзя. Часть из них малоизвестные и малопубличные люди. Некоторые уже работали в правительстве ранее – на различных должностях. И даже если они тогда себя хорошо проявили, возникает определенный диссонанс – ведь президент Зеленский пришел с идеей тотального обновления власти, он привел с собой людей, которые до этого никогда не были в политике. Теперь эта логика ломается.

Понятно, что это где-то вынужденный шаг: президент увидел, что быть новым, обладать большими теоретическими знаниями недостаточно. Нужен опыт, что называется, работы «в полях».

Dnepr.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий
Напишите здесь свое имя