… Мы все учились понемногу…

0
8

... Мы все учились понемногу...


… Мы все учились понемногу… Вообще не знаю, может, кто и пришел на эту войну морально подготовленным, с отскакивающими от зубов ТТХ разнообразного оружия и снаряги… хрен его знает. В общем, это была не я. Я была офисной айтишной белой мышью, стрелявшей в жизни только из пневматики, отлично разбиравшейся в харьковских пабах и неплохо — в тестировании программного обеспечения, иногда покупавшей брату камуфляжный рюкзак в Милитаристе, ну там, еще пожалуй в актив стоит занести прогулочный туризм в Крыму — миски там, палатки… короче, вот с этим охрененным багажом знаний мне и пришлось взлетать.



Вообще-то сначала было легко. Леха был доктор, докторам было проще — дырки в человеке не очень отличаются, они быстро сориентировались, куда бежать и что покупать, а мое дело было доставать деньги, тащить, мерзнуть и петь песни, чтоб он не заснул за рулем в тех редких случаях, когда он вывозил меня на войну. Потом мне подбросили первых собственных подопечных — взвод Нацгвардии — но на дворе стоял 2014 год, мальчики были голи-боси-простоволоси, стало быть, их надо было банально одеть, накормить и отмыть, а в этой нелегкой задаче опять же все решают только деньги и перетаскивание мешков. Но потом у меня появился Серега…



Серега был из той породы бойцов, которых их волонтеры одновременно обожают и рефлекторно дергают глазом при их упоминании. Тех, которые точно знают, что им нужно для того, чтобы красиво убить всех человеков, но… как-как ты сказал? ЧТО ЭТО ВООБЩЕ МЛЯТЬ? ГДЕ Я ТЕБЕ ЭТО ВОЗЬМУ? СКОЛЬКО-СКОЛЬКО СТОИТ??? Белке в глаз за семь километров? Точно белке в глаз? Сколько-сколько стоит? Мля, ну ладно, пошла искать, кто у нас там знакомый в Штатах есть…

Серега был айтишником, этим все сказано. А нет, не все. Серега был артиллеристом. Вы себе представляете эту гремучую смесь? Тогда добавлю, что у Сереги был бизнес не где-нибудь, а в Москве, и летом 14-го года Серега посмотрел немного телевизора, взял билет до Харькова и пришел в военкомат. Мы еще долго привозили ему от друзей любимые российские сигареты и даже однажды флаг Москвы в качестве троллинга…



К моему большому счастью и несчастью одновременно до Москвы Серега жил в Харькове и сохранил обширные связи в программерской тусовке, через которые мне его, собственно, и передали. К счастью — потому что вопросы финансовые и покупки части загранишных волшебных приборчиков решала эта самая харьковская айтишная тусовка. К несчастью — потому что эта самая тусовка к лету 14 года очень крепко перебралась во Львов, и все счастье с доставкой, кормежкой, покупкой всяких мелочей (килограмм по 40 всяких мелочей за рейс, а вы как думали?) и прочего чухания упало на мою тогда уже слегка седую голову.



— Здравствуйте! — сказал голос в трубке. — Меня зовут Сергей, мне ваш телефон дал Дима, я щас на полигоне в Башкировке.

— Короче, — устало сказала я.

— Короче, чехол для АКСУ, набор для чистки автомата, ну и так по мелочи…

— Принял.

Я повесила трубку. У меня не было ни малейшего представления, где взять чехол для АКСУ и набор для чистки его же. Единственным, что как-то связывало эти слова и весь мой предыдущий жизненный опыт (см. выше) был магазин Милитарист. Именно туда я и направила свои стопы.

— АКСУ? — сказали мне… — Хмммм… АКСУ, Ну это. Конкретно под АКСУ ничего нет, но есть под аналогичные размеры…

— Сколько-сколько? — недоверчиво переспросила я, — Нет, спасибо, за такие деньги я полвзвода одену…

— Леха, а Леха! Извини, что не вовремя, но где в этом прекрасном городе… Ага, спасибо.

— Мужики, здравствуйте, я блондинка… ВОТ ЭТО? А почему в Милитаристе оно было совсем другое? Дебилы? Это точно оно? Леха, а Леха, а как должен выглядеть чехол для АКСУ визуально? Ага, спасибо! Да, заверните, пожалуйста…



Телефон звонил со зловещей регулярностью.

— Бушлат в мультикаме? _Именно_ в мультикаме? Ага, осталось узнать, что такое мультикам (на дворе, напомню, стоял 14-й год и я была айтишной белой мышью). Кать, а Кать, я тут стою перед выставкой камуфляжа, но продавцы не знают, что такое мультикам… Ага, рассказываю слева направо, один такой как бы в горошек, нет, ага, другой в крупных коричневых разводах, ага…

Серега осваивался со своим минометом, воевал, читал книжки и придумывал много нового и интересного…

— Ты хочешь мне сказать, что пол-цены рамного джипа мы отдали именно за эту трындюлину, которая похожа на старую Нокию с прицепленным вентилятором? Вот именно за эти сто грамм высокотехнологичного пафосного говна? Она того стоит? Ну помогай вам бог, будете промахиваться белке в глаз — заставлю ее съесть.

Самым страшным было то, что я никогда не могла предсказать, какого размера будет очередная херня с романтическим незнакомым названием. С учетом того, что машины у меня тогда не то что не было, а даже планов когда-нибудь ее водить… это было чудовищно.

— Милый, я тут сижу на новой почте на двух ящиках, один из них называется ‘буссоль’, а другой — ‘стереотруба’, вместе они весят 45 килограмм, а в этом городе опять первомай, марафон и народные гулянья. Приходи забирать нас с ящиками…

Однажды мне позвонил Дима из Львова и сказал, что купил армейский метеокомплекс. С учетом того, что предыдущий купленный метеокомплекс как раз и был сотней грамм высокотехнологичного дорогостоящего пластика, я ничего не заподозрила. Ну хорошо, армейский, ну, значит, будет не 100 грамм, а килограмма три-четыре…

— Здравствуйте, — сказала трубка. — Я папа Димы и у меня лежит для Сережи метеокомплекс.

— Ок, а где вы находитесь?

Трубка ответила адресом. Я внезапно поняла, что нахожусь в гостях в соседнем подъезде.

— О, без проблем, занесите в такую-то квартиру.

— Кхм. Оно тяжелое… — осторожно сказали в трубке.

— Да ничего — легкомысленно отозвалась я, — я привыкла, да и домой на такси поеду, без вопросов, зачем его вам мне тащить…

Чудо советских армейских технологий являло собой довольно крупный чемодан. Димин папа поставил его возле дверей, раскланялся и ушел. Я допила мартини с подругой, вызвала такси и взялась за ручку…

Гребаный чемодан, кажется, был выдолблен из цельной глыбы свинца. Никаким другим способом объяснить такое соответствие его веса размеру я не могу до сих пор.

Я плакала и тащила чемодан к такси. До такси оставалось еще 50 метров и 50 метров — от дороги до подъезда, ну и там еще на второй этаж. Я позвонила мужу.

— Милый, встреть меня, пожалуйста, от такси. Ну да, вот так, от такси. Да, 50 метров. Милый, просто не спорь со мной, пожалуйста…

… Второй Гребаный Чемодан (к тому моменту это уже было не ругательство, а видовое название портативных десантных метеокомплексов) принесли мне домой. Я отправляла его с какими-то полузнакомыми волонтерами, которые отказались заезжать ко мне во двор по ямкам. Мы с Катей уложили Гребаный Чемодан в бомжовую сумку и отправились в дальнее путешествие. Первая ручка бомжовой сумки оторвалась в 50 метрах от подъезда. Вторая — в 100. Через 20 минут и 200 метров мы стояли у волонтерской машины, измеряемые недовольным взглядом волонтера.

— Ну что вы копаетесь, — сказал он и попытался одной рукой подхватить сумку с асфальта. Гребаный чемодан оторвался от земли на сантиметр и недовольно грюкнул об землю. Волонтер посмотрел на Чемодан с немым уважением и позвал второго.

Через неделю мне позвонил Дима…

— Жень, ты меня убьешь нахрен… Но тут такое дело… Понимаешь… я тут по случаю удачно купил четыре десант… Гребаных Чемодана. Прости меня.

———

А еще, конечно, была разбитая дорога до Трехизбы, поиски посылки на кемпинге по телефону, тряпка орды в окуляре той самой стереотрубы, полный цинк котят и строгая собака, господи, как же звали-то ее, черный хлеб, за которым возвращались в Харьков, потому что правильный черный хлеб пекут только в Харькове, надписи на Серегиных минах и начало перемирия, интервью беларусской журналистке прямо в грузовом отсеке буса, и много-много всякого, что хранит хаотичная и бессердечная сука-память, но это все уже совсем другие истории. Серега вернулся с войны живым и целым, работает в айти и иногда по старой памяти комментит что-то у меня в фейсбуке. Но редко.

... Мы все учились понемногу...



Долбоклюй



Dnepr.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий
Напишите здесь свое имя