Зенит

0
30

… Я тролль, я тролль — думаю я. — Я маленький зеленый тролль. Тролли живут под мостами. Это отличный мост. Вон, там еще опора свободна, я построю там себе домик и буду жить до конца войны. Я никуда не хочу из-под этого уютного, надежного моста — развязки на окружной Донецка…

— А поехали на Зенит, — говорит в потолок машины Алекс.

— Да ты сдурел? — немедленно отвечает Сова, — ничего, что мы договаривались ехать по штабам и сидим тут у тебя в машине в трусах, с веслом и без броников? Какой тебе Зенит?

— Уволю, — обещает Алекс, — вы что, боитесь, истерички?

— Конечно, боимся, — отвечает Сова, — мы ж вообще-то в здравом уме в отличие от некоторых. И на войну пришли не для того, чтобы героически самоубиться на радость всему фейсбуку. Ты идиот? Арта лупашит по всему сектору, Зенит простреливается вдоль и поперек, мы голые и без броников, а ты тут понты колотишь.

— А у меня есть броник, — отвечает Алекс. — Уволю.

— Короче, — резюмирует Сова. — Без броников на Зенит мы не поедем. Хочешь ехать — едем на Опытное, одалживаем у Вовы-минометчика экип, но я все равно считаю, что это самоубийство.

Вова-минометчик согласен с Совой. Он молча вытаскивает из дому броники и вдруг говорит хриплым голосом — Я еду с вами. Ну его, я себя не прощу, я еду с вами.

Втроем в брониках на заднем сиденьи неудобно. А если выскакивать? — думаю я… Нет, лучше об этом не думать…

— А как правильно проезжать эту посадку? — светским тоном интересуется Алекс.

— Быстро! — рявкают хором Сова и Вова.

… Мы второй час сидим под мостом. От моста до Зенита полторы минуты, если, конечно, жать тапку в пол, ну а кто ж не жмет тапку в пол, когда мост виден со всего Донецка…

— По машинам! — мы ныряем в машину. — Отбой, Зенит под огнем. — По машинам! — Отбой, Зенит под огнем…

Я тролль, я тролль, я маленький тролль…

— Ладно, — говорит командир опорника под мостом. — Надоели вы мне, самоубийцы чертовы. Я щас ударю по ним, и у вас будет ровно полторы минуты, пока они прячутся… По машинам!

АГС взрывает гулким эхом относительную тишину в узком пространстве под мостом. Машина с визгом срывается с места и мягкой петлей уходит на развязку. Я успеваю увидеть строй многоэтажек Донецка.

— Зачем я вас сюда привез, — шепчет Вова на переднем сиденьи. — Нах*я я вас сюда привез, щас нас убьют нах*р, нах*я я вас сюда привез…

— Вова, заткнись, без тебя тошно! — резко рявкает Сова…

Машина останавливается перед воротами. Ворота закрыты. На воротах — кружевной узор дырок. Красиво, — заторможенно думаю я… Лопатки под броником сжимаются в ожидании удара в спину… Я чувствую, всем телом чувствую, как кто-то неторопливо прицеливается по открытой всему городу белой машине…

… Вова выпрыгивает из машины и бежит к воротам… — Открывай, мать твою через колено, открывай! Ты меня знаешь, свои, открывай, нас щас у*бут нахер, внутри расскажу кто и зачем… — Ворота медленно, плавно открываются, машина въезжает внутрь… Мы выходим…

Я оглядываюсь по сторонам. Пейзаж кругом апокалиптический. Разрушенные здания, искалеченные деревья, порванные мешки с землей…

— Женя! — я лечу за мешки — Идиотка, это не птицы поют!

И только тут я слышу жалобное пение пулеметных пуль.

——

Через полтора года мы будем щелкать лицом на блокпосту совсем в другом секторе в ожидании сопровождения, и вдруг узнаем в бойце на карауле человека из Вовиной минометки, и Вова вылетит к нам, и тут приедет наше сопровождение и будет рычать на Вову ‘кто ты такой и зачем тебе наши девочки’, и мы, конечно, пообещаем заехать на обратном пути, и, конечно, заедем, и все, кроме меня напьются коньяка, а я буду тащить машину через мокрый снег по заледеневшей дороге и ругаться, на чем свет стоит, и орать на них ‘вы меня на Зените не добили, так щас хотите’, и патрульная полиция Северодонецка остановит меня за грубейшее нарушение, но посмотрит в мои измучанные глаза и молча отпустит, но конечно, с нами опять ничего не случится. Как всегда.

Долбоклюй

Dnepr.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий
Напишите здесь свое имя