Черепашки

0
25

… Дима пересел из-за руля, зевнул, сказал ‘Ну ты это… больше 130 не гони’, пристегнулся и отключился.

‘До чего ж крепкие нервы у мужика!’ — с уважением и завистью подумала я… Перед нами лежали еще 800 километров от Львовской до Донецкой области…

… Вообще-то, конечно, у нас была машина. Толстопопая и замучанная девочка Няша, наш волонтерский бус, который оставил нам ребенок С., наш бессменный водитель, подписав контракт с армией. Беда с этими мужиками-водителями, только успеешь его приручить, как у него уже контракт и ему самому надо возить штаны в какие-нибудь гребеня… Да, но дело не в этом. Дело в том, что на дворе стоял август, права я получила в мае и теоретически, конечно, умела водить толстопопую Няшу… Теоретически, ага. На практике, конечно, за три месяца через нее прошел калейдоскоп водителей разной степени бестолковости, в итоге чего Няша прочно стала на СТО и, кажется, так с него и не вышла до конца жизни.

С другой стороны у нас было начальство, похоже, почерпнувшее из армейской жизни исключительно концепцию ‘А не волнует!’ Ну, то есть вот нет интернета, но информацию надо найти, а как — не волнует, шли почтового голубя в гугль.

Или, ближе к делу, через два часа надо быть в каких-то гребенях за 200 км отсюда, а каким способом это сделать… Ну вы поняли. А у нас, между тем, на четверых — две машины, Жигули Совы, которые то ли ездят, то ли не ездят и волонтерский бус Димы — три человека на переднем сиденьи и я лежа в открытом грузовом отсеке с замотанной в арафатку мордой, поскольку дышать в грузовом отсеке, если он закрыт, особо нечем, а если открыт… вы знаете, что такое августовская донецкая пыль? Но это если нам всем нужно в одну сторону. А если в разные? Короче, покрутившись месяц, мы поняли, что нам срочно нужна машина.

И мы ее, конечно же, купили. Контрабандный опель-омега тыща девятьсот неизвестного года, вестимо, на польских бляхах, вестимо, в городе Самборе. И сейчас мы с Димой гоним его из Самбора в зону АТО, а как же.

… Я резко дернула руль, уходя от столкновения с отбойником… Дима на секунду проснулся, пробурчал что-то невнятное об осторожности и заснул обратно.

‘Не, ну обалдеть нервы’, — с уважением подумала я еще раз…

В Киеве мы подобрали Катерину и нам стало еще веселей. Милые дорожные развлечения типа хорового распевания ‘Это потому что мы не волонтеры, а ВЕДУЩИЕ ИНЖЕНЕРЫ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ УКРАИНЫ’ (угадайте, из кого цитата?))), откатывание заглохшего в пробке посреди Борисполя опеля, ночная дорога между Полтавой и Днепром…

За 20 километров до Днепра опель чихнул, зарычал и остановился.

‘Конец котенку’, — мрачно диагностировал Дима. ‘Папа,’ — жалобно сказал он в трубку, — ‘папа, ну да, я знаю, что я уже взрослый и целый ведущий инженер министерства обороны Украины, но забери меня отсюда, пожалуйста!’

Окей, сказал Дима. Окей, без паники. У меня все продумано. Я щас выпрошу такого же опеля в родном бате, этот пока станет на ремонт, а потом вернем того или отдадим этого. Все ок…

Через неделю мы с Димой ехали на бусе из Бахмута.

‘Порули машинкой, мне лень’ — меланхолично сказал Дима.

Через 20 минут он начал проявлять некие признаки нетерпения.

‘А чего это мы ползем за этой несчастной фурой, нам что — пыли в донецкой области мало?’ — ‘Я боюсь ее обгонять’, — веско отвечала я. Аааа — ответил Дима, ну если боишься, то, конечно, не надо…

Вечером Дима подошел к Кате и осторожно спросил ‘Кать, если не секрет, а какой у Жени стаж вождения?’ — ‘Тебе до того, как вы опель перегоняли, или вместе с этим? А то я не знаю, сколько она там проехала’ — резонно спросила в ответ Катя. Дима побледнел и сел на кровать. Как выяснилось, с нервами у него было все в порядке.

Ключи и пропуск от опеля Дима выдавал нам под расписку о личной ответственности за все случившееся. ‘И запомните,’ — говорил он, — ‘запомните, вы ползете по дорогам Медленными Печальными Черепашками! ЧЕРЕПАШКАМИ!!!’

Вот так мы и стали черепашками…

… Надо ли говорить, что сверхсекретный, особо важный, с печатью чуть ли не главы СБУ пропуск в штаб АТО унесло из машины ветром в первой же поездке и мы с тихими завываниями искали его вдвоем на обочине трассы Славянск-Бахмут…

————

Контрабандный опель отремонтировали как раз к нашему увольнению из министерства обороны, и что с ним таким, без номеров-то, делать, было непонятно, пока Дима не позвонил и не сказал, что опель энного бата расстреляли из минометов и они очень хотели бы забрать этот. Так и получилось.

Долбоклюй

Dnepr.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий
Напишите здесь свое имя