Заметки юного натуралиста

0
4

… Жара стояла адова. Степной июль, пыль на зубах, выкипающие мозги и тосол в радиаторе… Но мы сидели, свесив ноги в озеро и нам все было нипочем. В этом году мы все-таки приняли стратегическое решение — война войной, а лето летом, бросили в машину пару купальников и при первой же возможности ныряли в любой подходящий водоем. А возможностей у нас, надо сказать, было полно — счастьинские пруды-охладители, темный тихий лесной Айдар, и, конечно, Водяное, которое не просто так назвали Водяным. Пробежался по тропинке через камыши — и перед тобой пустое озеро, ныряй не хочу.

Впрочем, мы не хотели. Мы сидели, свесив ноги в озеро и смотрели, как на другом берегу, в километре, что ли, от нас, пара танков гоняла по степи. Картина была настолько неправдоподобно-мультипликационная, звуки разрывов так не соответствовали видеоряду, что совершенно невозможно было поверить, что все это по-настоящему, что в километре от нас все серьезно и страшно. Гладкая вода озера, запах сухой травы, чуть плывущий над раскаленной землей воздух… и маленькие игрушечные танки на краю земли. Мы сидели, болтали ногами в воде и наблюдали бой, не в силах поверить в его реальность.

Танки скрылись за посадкой, из-за нее поднялся дым, показывающий попадание, пара неспешно выехала на дорогу и направилась в сторону Песок. Наши — хором выдохнули мы. Я встала, размяла спину, размахнулась и прыгнула в прохладную воду, сразу погасившую привычный набор звуков — от скрипа кузнечиков до дальнего бухания арты. И поплыла медленными ленивыми движениями куда-то вдоль берега, абы куда, какая разница, куда плыть, когда на дворе стоит июль.

Маленькая утка встревоженно высунулась из заводи, требовательным кряканием собрала в стайку нескольких утят и поплыла от меня подальше. Бедная птица — мимолетно подумала я — ей-то за что вся эта война? Кстати, а что это за утка? На харьковских серошеек совершенно непохожа — меньше, темнее… Увлекшись мыслью я попыталась догнать стайку. Утка с невесомым изяществом уводила свой детский сад все дальше и дальше, не отдаляясь, впрочем, далеко, и я плыла и плыла за ними…

Обстановка тревожно изменилась. Дальние удары об землю внезапно приблизились на опасное расстояние. Я резко развернулась к берегу. Расстояние казалось бесконечным. — Бл*, — обреченно подумала я, — сейчас одно попадание в озеро и я узнаю, что такое ‘глушить рыбу гранатой’. На своей шкуре в качестве чешуи. Утка, кажется, тоже оценила ситуацию намного серьезнее, чем неуклюжее плавание сапиенса и рванула к берегу…

Офигеть плывет, — думала я, выбиваясь из сил. Хорошо быть уткой. Где-то со стороны Песок примерно с того же расстояния быстро плыла Катя. — Хоть бы у одной мозги были, — думала я… — пока мужики сообразят, что с нами случилось…

Берег внезапно надвинулся, рука схватила опору и мы с плеском вылетели на помост.

— Ну мы даем…

— Та да… Щас бы доплавались.

Сил бежать уже не было, да и смысла, собственно, тоже. Мы сидели на рыбацком насесте и нервно курили.

— Ну все, выдыхай, опять отскочили.

— Угу. Жаль, я так утку толком и не рассмотрела…

… Определитель птиц Донецкой области показал, что утка зовется чомга. Я слышала это слово раньше, но никогда не знала, что она такая вот… Ей-то, маленькой, за что достались эти глупые человеческие военные игры?..

Долбоклюй

Dnepr.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий
Напишите здесь свое имя